У вас должна быть мечта, чтобы вы могли вставать по утрам.
Билли Уайлдер

К земле потянуло

 К земле потянуло  Правда ли, что у всех городских жителей руки не из того места растут? Правда ли, что они не способны к работе на земле? И, в конце концов, правда ли, что личное сельское хозяйство не может принести прибыли? Эти вопросы становятся особо актуальными, когда из-за эпидемии коронавируса люди потянулись на дачи и в деревни. И мы попытаемся ответить на них на конкретных примерах.

Заняться кролиководством руководитель юридической фирмы известный уральский юрист Сергей Тетерин решился недавно, буквально месяц назад. Идея, признается он, витала не первый год, но колотить клетки и закупать ушастых подтолкнули два главных фактора: коронавирус, подаривший в режиме самоизоляции много свободного времени, и статья в "Российской газете". В интервью "РГ" руководитель Уральского научно-исследовательского ветеринарного института Ирина Шкуратова рассказала о массовом применении антибиотиков в промышленном животноводстве. Дошло до того, что в регионе есть территории, где скотина не восприимчива уже ни к одному лекарственному препарату, а с продуктами эта невосприимчивость к лечению передается человеку.

- Я просто понял, что наступило именно то время, когда от идеи о своей экологически чистой продукции, в которой ты полностью уверен и можешь рекомендовать друзьям, пора переходить к делу, - пояснил Сергей.

Но тут же признался, что пока это дело "под грифом секретно" для коллег и знакомых. Даже в соцсети не выкладывал ни фотографии, ни сведения о своем новом занятии. Назвать это хобби - язык не поворачивается, но все-таки не слишком кролиководство вписывается в серьезный юридический статус, ведь основное дело своей жизни Тетерин бросать не собирается. Собственно, поэтому и остановился на кроликах: зверьках неприхотливых, плодовитых и не требующих большого времени для ухода.

Что такое своя скотина на дворе, Сергей прекрасно знает. Он до сих пор живет не в городской многоэтажке, а в деревенском отчем доме в селе Галкинское. Правда, сельский статус - условный: до районного города Камышлов шесть километров - десять минут на машине, до Екатеринбурга тоже недалеко: по московским меркам почти пригород - и вот он, офисный взгляд на работу. В советское время семья Тетериных, где Сергей был третьим младшим сыном, держала двух коров, телят, овец и прочую мелочь. Кроликов, кстати, в местных деревнях за серьезную живность не считали. Так, баловство, забава для ребятни.

В доме до сих пор сохранилась так называемая "конюшня" - так на Урале именовали хлев для скотины. Десятилетиями "конюшня" пустовала - сейчас она будет царством кролей. Первые четыре клетки Сергей уже сделал и заселил. В четверке первенцев один кроль и три самки. Сейчас, не снижая темпов, конструирует другие - всего, по расчетам юриста, к осени нынешнего года могут понадобиться до двадцати отделений для жизни ушастых.

Поскольку личного опыта в кролиководстве пока никакого, Тетерин рассчитывает на знания, почерпнутые в интернете, и у земляков-специалистов. С серьезным юридическим подходом проштудировал все книги о разведении ушастых. На чатах и умильных "мимимишках" не концентрировался - только серьезная литература, ведь кролиководство далеко не забава и имеет много профессиональных нюансов. Из десятков популярных в стране пород выбрал калифорнийскую: мясная, короткошерстная, неприхотливая. Уже через несколько месяцев кролик может набрать до 4 килограммов веса. В год каждая крольчиха четыре-пять раз дает потомство, а взрослеет малышня уже через четыре месяца.

Ставку на чистокровность, родословную и племенной статус зверьков Сергей не делал: пусть они будут с помесью, главное - чтобы здоровые. Поэтому и продавцов искал ответственных: приобрел первенцев у бывшего ветеринарного врача района.

Пятнистые ушастые переезд приняли спокойно и, пока не подросла молодая травка, за обе щеки уплетают сено. Ежедневно, но в меру, их так же балуют морковкой и сосновыми ветками - колючий витамин С кролики сгрызают без остатка. А юрист Тетерин тщательно разрабатывает бизнес-план "ушастого проекта", чтобы "выйти из тени" и, как положено, со всеми плюсами, доводами и выводами презентовать его своим знакомым.

Светлана Добрынина, Свердловская область

Два молодых хабаровчанина, два друга, выросшие на городском асфальте, изумили родных и знакомых - три года назад завели полное живности подворье.

Хобби? Предпринимательство? Подсобное хозяйство? Похоже, всего понемногу. Причем это хлопотное дело парни ведут без отрыва от основной работы. Максим Семенов - супервайзер торговых представителей, Егор Смирнов - фитнес-тренер.

- Сельский труд терпеть не мог, ведь все детство провел на даче, - делится Максим. - А лет семь назад появился интерес. В нашем кругу есть молодые парни, занимаются - кто баранами, кто коровами. И мы стали прикидывать - что выгодней, что увлекательней.

- У меня родственник разводит бычков, и мы изначально думали ограничиться коровами, - добавляет Егор.

В итоге в первое лето купили кроликов и коз. И баранов. И корову - как же без нее! А потом еще кур и свиней.

- Если бы нас кто-то остановил, было бы лучше. Теперь-то понятно, что надо было сразу сосредоточиться на чем-то одном, - признает Максим.

Зато теперь есть опыт и целый ворох историй.

Набрали целое стадо коз, выискивая тех, от которых владельцы избавлялись за две-три тысячи рублей (средняя цена на рогатых в крае - десять тысяч). Доили сами, на ходу осваивали это ремесло. Дойка утренняя, дойка вечерняя - а в загоне двадцать дерез. На других животинок времени не оставалось.

- Продавать было жалко: козы, хоть и пакостные, но очень умные и компанейские. Как собаки, будут рядом сидеть, гулять с тобой, - вспоминает Егор.

Баранья компания тоже не задержалась. Из-за влажной местной почвы у них стали болеть суставы. А овца, которую купили как суягную, так и не окотилась - обманул продавец. Молодая коровка решительно не согласилась жить в стойле и, улучив момент, сбежала в тайгу. Кроликов заедали комары, мошка, оводы и прочий дальневосточный гнус. Ушастых распродали знакомым за смешные деньги. Кур подавил пришлый пес.

В октябре в хозяйстве остались лишь свиньи.

- Первая наша поросюшка была, как уверял продавец, породы дюрок. На деле же оказалась обычная белая, но с какими-то непонятными ушами, - вспоминает Максим. - Чушечка была первородкой. Ее рано огуляли, и она осталась мелкой. Когда по осени забили, мяса-сала набралось всего килограммов 30.

А по телевидению хвалили вьетнамскую породу - мол, супервыгодные свиньи: рожают много, едят мало, мясо растет чуть ли не из воздуха. Но эти поросята стоили 6-8 тысяч, тогда как белые - по три.

И вот попалось объявление: в связи отъездом срочно уступали двух годовалых "вьетнамцев" - мальчика и девочку - по цене одного. В первый опорос родилось 15 малышей и выжили - большая редкость! - практически все.

В новом сезоне в свинарнике заняты почти все клети.

- На откорме сейчас два белых поросенка и четыре - помесь "вьетнамца" и дюрка. Этих шестерых планируем растить до октября на мясо, - рассказывает Егор. - У недавно опоросившейся свинки - пять малышей, их готовим на продажу. Есть три супоросные свиньи. Когда родят, часть выводка раскупят дачники, а остальных мы себе оставим на развод, на новое племя на будущий год.

Татьяна Дмитракова, Хабаровск

Известный астраханский журналист Александр Алымов с детства мечтал о собственном подсобном хозяйстве с грядками и курами-гусями. И уже в семь лет под окнами своей квартиры в пятиэтажке разбил палисадник и взялся выращивать овощи: брал помидор или огурец прямо со стола, доставал семечки и - в землю.

- Потом ходил, поливал. Удивлялся, почему не растет, - смеется Александр.

Но гусей в квартире не заведешь, и уже взрослым, как только позволили заработки, он купил в рассрочку земельный участок на окраине города.

-До сих пор не понимаю, что у меня было в голове: на участке ни дома, ни воды, - рассказывает Александр. - Но мы в первый же год с женой Натальей завели четырех гусей, несколько уточек и курочек. Поехали и просто купили на рынке. А дальше было весело: каждый день после работы из центра города ездили их кормить и поить. Я даже домики им построил с окном, гнездами. К примеру, курятник покрасил в ярко-красный цвет, а гусятник - в ярко-зеленый. Красивые! Это было как игра. Я, конечно, ошибок в этом строительстве наделал: куриный потом пришлось утеплять, а гусиный я снес, потому что там было мало для них места - буду новый делать. Гусям вообще домик не обязателен, достаточно навеса от солнца и дождя, и они просто ходят по двору. Но я все равно строю, потому что нужно их от собак защищать.

Науку животноводства Александр постигал ночами по статьям в интернете и роликам в YouTube. От разведения уток он вскоре отказался: они шумные, нечистоплотные и мяса от них мало. А гуси и куры прижились.

- Я был морально готов, что ничего не получится, - вспоминает Александр. - Но оказалось, ничего сложного! Гусям, например, главное, чтобы были вода да корм. Запищали? Ага, значит, надо что-то дать. Я сразу выбрал в качестве корма траву, собирал ее по всем соседям. Спрашиваю: "Есть трава?" Они мне: "Забирай!" - только рады, что я им грядки пропалываю. Но я не всю подряд беру, а только жилистую без жучков и колючек. А когда для травы не сезон, кормлю зерном: мешок кукурузы, пшеницы в тазу смешиваю и в сухом виде подаю, в мокром - нельзя, иначе у них носики забиваются. Но в этом году мне совсем малышей привезли: по 7-9 дней, поэтому я им купил "Старт" - специальный корм. 270 рублей за десятикилограммовый мешок, в день по 100 граммов примерно уходит.

Самым сложным в разведении живности, как оказалось, это - финальный этап.

- Жалко было резать, мы же их растили, возились с ними, - говорит Александр. - Я жене говорю: ты только имена им не давай, а то так и будут у нас жить двадцать лет.

Но когда гуси впервые оказались на столе, их одного за другим разобрали друзья и родственники. Так что через год Александр завел гусей уже с запасом - 15 гусят, чтобы всем желающим хватило, а в этом году - 20, тем более что и дом уже построен.

Животных Александр обычно покупает на рынке, но этой весной из-за коронавируса пришлось заказывать онлайн. Выбрал на Авито одно из внушающих доверие объявлений, живность привезли прямо домой. Гусята обошлись в 325 рублей за штуку. В доме они пока и живут.

- Заморозки начались, а они еще малыши, три гусенка простыли, - рассказывает Александр. - Смотрим: чахнут, чихают. Так что мы их на второй этаж в свободную комнату поселили. Пол сеном застилаем, травку даем понемногу, ночью включаем обогреватель, лампу инфракрасную - они греются. Сейчас им по три недели. Как будет тепло, на улицу выпустим и заселим в гусятник.

Наталья Коротченко, Астрахань

Увлечение домашними птицами приключилось от незнания того, как устроена жизнь в деревне. Это сейчас мне, журналисту, "не державшему в руках ничего тяжелее ручки", известно: на приусадебном участке можешь взяться за одно, а закончится третьим.

Лет 20 назад, очень жарким летом, жена, выросшая в своем доме, предложила: "Хорошо бы дом в деревне!" Купили, хотя меня, городского, к земле не тянуло. К своим овощам относился так же, как те, кто еще не раскусил дачу: "За эти 16 тысяч, что уйдут на теплицу, лет десять буду покупать помидоры! Зачем она нужна! Горбатиться!" Все так.

Но чем больше во что-то вкладываешься, тем больше ценишь. А потом вдруг начинаешь чувствовать, насколько отличается вкус своих огурцов и помидоров от купленных в магазине! И тебе уже все равно, сколько стоила теплица. А потом замечаешь: за два дня, что ты разгребал хлам, чтобы расчистить место под скважину, и разбирал забор, чтобы на участок смогла проехать буровая машина, а потом забор восстанавливал, ты - да, вымотался физически, но - забыл о проблемах и прекрасно восстановился. А сколько узнаешь, чтобы толково запроектировать простейший курятник или чтобы куры не съедали яйца! Все это внове, все увлекает. И вот уже ты, а не инициатор изменений, размышляешь: "А что бы я делал на выходных в городе!? Да ничего! Сидел бы в квартире, как в клетке!"

Несколько лет назад журнал, где работала жена, закрылся. Она решила все лето пожить в деревне: "Можно куриц завести". Завели. Осень. Надо съезжать в город. Как быть с птицами? Планировали: лето подержим, а осенью пустим на мясо. Но прикипели к ним. Это неправда, что курица - дура! Дура вряд ли различит, кто к ней заходит; она не прыгнет на насест, чтобы быть к тебе поближе и заглянуть в глаза. Дура с сорока метров не распознает, какое ведро у тебя в руках - то, в котором носят одуванчики, или другое. В общем, стало жалко. Пришлось думать, как надолго оставлять одних. Придумал - сделал. Зимой приезжали в деревню раз в неделю, собирали яйца, чистили под насестами, оставляли корм и воду на семь дней и уезжали.

Куры неслись отменно. Яиц хватало и нам, и знакомым. Оказалось, за месяц они, голубушки, окупают мешок корма - яйца нам достаются бесплатно. И какие! Свежие и вкусные. Можно, как в детстве, разбить с острого конца и, ничего не опасаясь, выпить. Желание знать, что ты ешь, иметь качественные продукты, подтолкнуло подумать и о своем мясе на всю зиму.

- Индюки, биги! - посоветовал сосед.

Уже четыре сезона мы откармливаем индюков. В ближайшие выходные снова поедем за птенцами.

Константин Балагаев, Екатеринбург

Авторская версия публикации

30.04.2020